ФК Звезда
Войти
New Customer?

Григорий Гнедов: «От нашей тактики навала соперники наедались уже к перерыву»


Кирилл Сухоруков пообщался с опытным нападающим «СМУ», который 12 лет колесил по второму российскому дивизиону.

– Я заканчивал, можно сказать, «детско-юношескую карьеру» и меня, а также ребят 1982 года рождения забрал к себе в «Светогорец» Владимир Казаченок. И вот такая молодая команда заявилась в КФК. После победы на КФК, мы пошли на повышение в классе и играли уже во втором дивизионе. Забавно, что свой первый профессиональный контракт я вообще подписал в метро, представляешь?

– Необычно.

– Встретились мы в метро с Владимиром Клементьевым, чемпионом СССР 1984 года. Прямо в подземке. Сумма контракта была символическая, для меня это были первые заработанные деньги. Пять тысяч рублей, как сейчас помню. (смеется) В то время у меня был телефон «Nokia 3210», так он стоил шесть тысяч рублей. Вот и прикидывай, сколько получал молодой игрок.

– Кержаков ведь тоже играл в «Светогорце». Не пересекался с ним в команде?

– Только на КФК. Он был в команде, но постоянно уезжал в сборную своего возраста, поэтому мы нечасто его видели. Я хорошо знал Сашу, потому что он учился со мной в одной школе, в спортклассе. Но с тех пор, как мы разминулись в «Светогорце», мы больше и не общались. Вообще если говорить о его игровых качествах, то он очень любил возиться с мячом, частенько его передерживал. Хотя это нам казалось, что он его передерживал, Кержаков-то думал, что все делает правильно. Может, за счет этого он и пошел наверх. Он старался по три-пять человек обвести и забить.

– Я как-то в 90-е годы попал на матч «Светогорца» с «Динамо» и своими глазами видел, как 18-летний Кержаков на повышенных тонах разговаривал с Сергеем Дмитриевым, чемпионом СССР.

– На тех, кто помладше или его возраста, он мог орать, что ему пас не отдали, но вот насчет Сергея Дмитриева не уверен. Он мог ответить, но первым вряд ли стал бы ему «пихать».

– Ты много поездил по зоне «Запад» второго дивизиона, у тебя хорошая статистика по результативности. Почему не удалось перейти на уровень выше?

– Тут совокупность причин. Есть, например, агенты, которые могут продвинуть игрока наверх, даже несмотря на его низкий уровень. Такие агенты мне не попадались. Возможно, здоровья мне не хватило – не мог я, например, носиться всю игру как заведенный.

– Отношение ко второму дивизиону у многих бывших футболистов скептическое…

– Я согласен, что ребята во втором дивизионе растут, но потом все равно достигают какого-то потолка. Причем это происходит буквально за полгода-год. Но потом-то надо прогрессировать. А для этого нужно тренироваться и играть с людьми, которые выше уровнем.

– Что тогда составляет мотивацию футболистов во второй лиге?

– Да ведь каждый год думаешь, что вот в следующем сезоне я выстрелю, и карьера пойдет вверх. Но с каждым годом надежды таяли. Тем не менее, играя во втором дивизионе, ты можешь хорошо зарабатывать на жизнь и заниматься своим любимым делом – это ведь самое главное. В некоторых командах можно даже что-то откладывать на будущее, правда, я в таких клубах не играл. Конечно, после неудачных матчей проскальзывала мысль: «зачем мне все это надо?» Но как игра снова пойдет, настроение уже менялось.

– А каким был твой максимальный доход?

– В Костроме, Череповце и Губкине я получал 100-150 тысяч рублей, в зависимости от премиальных.

– Каков вообще футбол в российской провинции?

– Да разные команды есть. В Костроме у нас был тренер, который пропагандировал, скажем так, простой футбол. Он запрещал нам делать короткие передачи, только длинные вперед. Играем как-то с командой, которая как раз старалась больше комбинировать. Так вот в одном из эпизодов игрок соперника бездумно выбивает мяч вперед, и его тренер ему кричит: «Еще раз так выбьешь, пойдешь играть за Кострому!» Все в зоне «Запад» знали, что мы играем в такой футбол. Нам со стороны было очень смешно это слышать, да и тренер наш тоже услышал. Он всегда говорил, что так играют даже в премьер-лигах России и Англии, когда уступают в концовке встречи. Но при этом думал: а почему бы не играть так на протяжении всего матча?

– В простонародье это называется «навалом».

– Ну да, но на самом деле там тоже существовали свои нюансы. При навесе каждый игрок знал, куда ему бежать. Соперники признавались, что против такой тактики не так просто играть. Говорили, что от постоянных беганий туда-сюда они наедались уже к перерыву.

– Самый памятный матч, который ты провел за Кострому?

– Играли в 1/8 финала Кубка России с ЦСКА. Сгорели 0:5 – тогда как раз Жо дебютировал и сразу забил нам.

– Кострома, Губкин, Череповец – как тебе жилось в этих городках?

– Губкин – маленький городишко в Белгородской области. Спокойно, тихо, мне там нравилось. Его на машине можно было за десять минут проехать. Кострома для меня – это вообще второй дом. Тоже очень тихий город, много церквей. Там я нашел свою семью и друзей, к которым мы всегда можем приехать.

– В питерских клубах почему не удавалось трудоустроиться?

– Как-то раз позвал меня на просмотр генеральный директор петербургского «Динамо» Алексеев. Я, конечно, обрадовался, ведь всегда хотел играть дома, тем более они тогда в первой лиге выступали. Прихожу на первый товарищеский матч – сижу на скамейке. Прихожу на второй – тоже всю игру в запасе. Алексеев даже не подошел, не попрощался. Вот такой «просмотр» в команде.

– Ты закончил карьеру, потому что агент ничего больше не предложил?

– Последние четыре года у меня не было агента, а те агенты, которые были до этого, никакой пользы мне не принесли. Не было никакого смысла им платить. Предлагали какие-то варианты, куда я и сам мог устроиться. Самое смешное, что когда я попадал в какой-нибудь клуб, они хотели получить с меня свои агентские. У меня были варианты в ФНЛ, в Хабаровске, но там была конкуренция чуть ли не шесть человек на одно место, и я не прошел просмотр. Еще было ощущение, что агент послал меня туда за компанию с кем-то – сделать вид, что он работает. Ездил и во Владивосток, неплохо там себя проявил, но как потом выяснилось, они каждый год набирают на предсезонный сбор футболистов, чтобы «отмыть» деньги, а новый тренер потом собирает состав по своим связям.

– Наш второй дивизион не очень чист в плане договорняков. Бывало, что приходилось играть в таких матчах?

– Участвовал в играх, где знал, что мы победим. Обычно узнавал о том, что все решено, уже после матча. Помню, был еще матч в конце сезона. Нам нужна была ничья, чтобы решить свою локальную задачу. Другую команду ничья тоже устраивала – они претендовали на повышение в классе. Президент клуба сказал нам перед игрой, что премиальные за ничью такие же, как за победу. Сыграли 1:1.

– Ты заканчивал играть в «Севере». Футболистам там и правда не доплачивают?

– Ну как сказать, там официальная зарплата восемь тысяч рублей, остальное платили наличкой. Я уехал оттуда после того, как три месяца не видел ни официальных, ни наличных денег. В итоге мне еще должны, но особых надежд на то, что выплатят, нет. У меня-то небольшая сумма задолженности, а у некоторых игроков задолженности годовые.

– Расскажи, как тебе работалось с известным экс-игроком «Ротора» Валерием Есиповым, который тренировал «Север».

– Как футболист он, конечно, был хорош, но не могу сказать о нем то же самое как о тренере. Самый главный подсказ у него был: «Ты чего делаешь?!» Но как делать, он никогда не говорил.

– Было хоть раз чувство, что ты вообще зря пошел в футбол?

– Да нет, я не обижен на футбол. Могу сказать, что даже счастлив, что играл профессионально. Хоть и во втором дивизионе. Кстати, я до сих пор являюсь рекордсменом города по количеству забитых мячей за сезон среди юношей – 54 или 56 голов, по-моему. Сейчас я тренирую детей в школе «Звезда», играю за их мужскую команду на КФК.

– На жизнь хватает?

– Не всегда. Вот сейчас, например, приходится подрабатывать в такси. Есть проблемы с деньгами – выезжаю.

– Много на этом можно заработать?

– Я работаю со своими операторами, за день можно получить 3-5 тысяч рублей. Это чистыми, за вычетом расходов на бензин.

– Готов сейчас еще «попылить»? Поехать на годик в Кострому, например?

– Уже нет смысла ехать, я домашний человек. Куда бы ни ездил, семья была со мной. Сейчас сын пошел в первый класс, и разлуку с родными по полгода мне переносить было бы тяжело. А ехать куда-то за 50 тысяч рублей уже не хочется.

– Ты бы хотел, чтобы твой сын стал футболистом?

– Хотел бы. Но если бы заранее знал, что он будет играть только во второй лиге, то думаю, направил бы его в другую сферу деятельности. Вообще игрок второго дивизиона не сильно отличается от игрока ФНЛ. Главное, вовремя попасть наверх, а дальше там закрепиться. Если у него будет желание, то я ему помогу.

– Давай немного поговорим о городском футболе. Сможет ли кто-то в ближайшем будущем составить конкуренцию «Звезде»?

– В одном конкретном матче – да. Могут отобрать очки и «Грузовичкоф», и «Инкон». Но на протяжении сезона особых шансов, мне кажется, ни у кого нет.

– Если «Звезда» станет профессиональным клубом и пойдет во второй дивизион, у тебя будет желание поиграть хотя бы в родном городе?

– Я читал об этом, но думаю, что пока все это слухи. Лично я уже работаю тренером, и если возвращаться к карьере, то опять будет тренировочный процесс, который станет накладываться на работу. У «Звезды» вряд ли будут такие условия, чтобы я мог все бросить и снова играть профессионально.

– Какие у тебя впечатления от игры в «Спортинг-лиге»?

– Формат турнира очень нравится. Встречаешь тут много знакомых, с кем раньше играл. По сути, продолжается тот же чемпионат, только в другом формате. Сейчас играю за «СМУ», цели у нас только одни – побеждать в каждом матче и во всем турнире.

– Кто будет вашим главным конкурентом, как думаешь?

– Главного конкурента – «Ганзы» – нет, поэтому другие команды должны подтянуться. Судя по первой игре, «Гранат» будет претендовать на титул. «Грузовичкоф» точно будет бороться за чемпионство, они вроде усилились игроками «Ганзы». Думаю, что выстрелит кто-то из новичков, как зимой это сделал «Полисан», когда я за них играл.

Кирилл Сухоруков

Баннер (SideBar1)
Баннер (SideBar2)